Бедность в России — как Кощей Бессмертный

25.09.2018
Раздел: Комментарии

Правительство подготовит очередной пакет мер по поддержке малообеспеченных граждан

Российское правительство предполагает подготовить в 2019 году новый пакет мер по борьбе с бедностью, поддержке демографии и семей с детьми. Об этом заявила вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова.

В интервью, которое она накануне впервые дала РИА «Новости» в качестве «социального» вице-премьера, Голикова рассказала о скором запуске масштабных нацпроектов. Рассказала и про то, как будут решаться актуальные проблемы сферы, за которую она теперь отвечает.

Сокращение числа бедных в России в два раза к 2024 году, это, напомним, одна из двенадцати приоритетных задач, обозначенных в майском указе президента Владимира Путина. И Голикова отнесла ее к наиболее сложным, где «без дополнительных мер добиться результата не удастся».

О каких именно мерах может идти речь — она не уточняет. Но обещает определиться с конкретными предложениями «после того, как будут получены все данные о социально-экономическом положении в России по итогам 2018 года». То есть — после первого квартала 2019-го.

«По результатам 2018 года мы оценим, что у нас происходит не только с бедностью, но и со структурой этой бедности, какие появились тенденции в течение года. И я не исключаю, что примем дополнительные меры по поддержке демографии и также, возможно, по поддержке семей с детьми», — рассказала вице-премьер.

Проблема бедности в нашей стране, несмотря на недавнюю похвалу со стороны Всемирного банка, который назвал результаты борьбы с этим злом в России впечатляющими, стоит все еще достаточно остро. Да, что-то делается. И даже есть успехи. Так, за счет майского повышения уровня МРОТ, который сравнялся с прожиточным минимумом и составил 11,167 рублей (ранее 9486 рублей), в первом полугодии текущего года удалось сократить долю бедных на 1,1 млн. человек. О чем Голикова не преминула напомнить.

С другой стороны, есть майский отчет Росстата, где успехи по преодолению бедности в стране совсем не выглядят такими уж значительными. Согласно сведениям статистиков, число граждан с доходами ниже прожиточного минимума в 2017 году сократилось по сравнению с годом предыдущим всего на 200 тысяч. И составляет 19,3 миллионов человек. Это 13,2% населения. Причем, 70% тех, кто живет за чертой бедности, приходится на семьи с детьми. Такие данные привел министр труда и соцзащиты Максим Топилин, выступая в конце мая на съезде уполномоченных по правам несовершеннолетних.

— Да, бедные в России — это часто многодетные, — комментирует ситуацию гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. — Поэтому связка между демографией и бедностью не надумана.

«СП»: — Какие, по-вашему, меры по поддержке таких семей были бы не лишними в новом пакете правительства?

— Как мне кажется, необходимы реальные выплаты многодетным семьям. Это должно быть не просто пособие на ребенка, за которое, чтобы доехать и получать его, надо больше заплатить. Потому что билет в автобусе дороже. Это должна быть реальная финансовая помощь.

Второе — субсидирование из федерального бюджета строительства детских учреждений. Я имею в виду, бесплатных яслей и детских садов. Причем, под жестким контролем, чтобы средства действительно шли на дело. Потому что либо разворуют на этапе строительства, либо на этапе эксплуатации начнут по-тихому тащить деньги.

Третье, это субсидирование школьников. Бесплатная форма, бесплатные учебники, бесплатная еда. Но и здесь все нужно очень внимательно контролировать, потому что бесплатную еду может спокойно съесть обслуживающий персонал.

То есть — тут противоречие. Оно не связано с Голиковой, оно объективно: если мы с вами дотируем и выдаем, то всегда есть опасность, что это будет использовано не целевым образом.

Логично было бы дать бедным семьям много денег. А остальное все сделать платным. Но в наших условиях дать много денег — это просто сделать завтра рубль еще дешевле. Поэтому деньги давать надо, но нужны и, что называется, вещественные услуги. Адресные. Конкретно — самим детям.

Пошел ребенок в школу — чтобы была у него форма, обувь, верхняя одежда. Чтобы они не всей семьей, в слезах, покупали все это.

Суть в том, чтобы снизить затраты бедных семей на содержание детей. Переложить эти затраты на государство. Другого мы с вами не придумаем.

Такие тонкости, как бесплатные места в вузах — это вообще из ряда политической фантастики. Потому что вузы у нас — давно коммерческие организации. Они будут до последней капли крови отказывать обучать вас бесплатно.

«СП»: — Но есть техникумы, выпускники которых сегодня, пожалуй, еще больше востребованы на рынке труда. В них гораздо быстрее получить профессию.

— Есть еще колледжи — бывшие ПТУ. Но, опять же, тут нужно не просто давать профессию, нужно создать систему профориентации. Чтобы не получилось так, что профессию человек получил, а что с ней делать — неизвестно.

Я вот недавно был в Крыму. Там, вне зависимости от профессии, летом едва ли не вся молодежь работает официантами. Зимой для нее вообще работы нет. И выпускников местного университета просто некуда девать.

То есть, надо еще понимать, где будут нужны эти выпускники техникумов и колледжей? Потому что учиться, грубо говоря, программированию, а потом — торговать в ларьке, это садомазохизм.

«СП»: — Эти меры касаются семей с детьми. А что касается борьбы с бедностью в целом?

— Основная форма реальной борьбы с бедностью — создание высокооплачиваемых рабочих мест. Всевозможные дотационные механизмы нужны, полезны. Но как паллиатив, способ законсервировать ситуацию. Чтобы она не становилась еще хуже. А главный способ борьбы с бедностью, это создание рабочих мест. Не давайте, как говорится, людям рыбу — дайте удочку.

Правда, как один юморист сказал: ему бы к удочке еще озеро. А то удочку выдадут, а потом выяснится, что озеро — частное. И никого туда не пускают.

Есть рабочие места — будет реальная борьба с бедностью. Нет рабочих мест — вся борьба с бедностью сведется к раздаче денег в минимальном объеме (лишних-то у страны нет!), которые позволят людям просто не умереть с голоду

«СП»: — Что должно делать правительство в этой ситуации? Ведь страна у нас огромная. А возможности регионов — разные.

— Заводы строить надо. У нас есть программа территориального развития (в ней 217 страниц, по-моему). Необходимо развивать производство, находить рабочие места. Потому что рабочие места в обслуживании, они, к сожалению, вторичны. Если нет покупателя, то вся сфера услуг схлопывается.

Первичные рабочие места — в производстве. Надо создавать эти производства. Но не просто так, а думая, куда девать то, что произведем. А тут как раз история замыкается. Наши ботинки покупать могут только наши. Для того, чтобы развивать производство товаров потребления в России, нужно давать денег потребителю — населению.

То есть — это кольцо: без потребителя у вас не получится производства. А без производства не найдете потребителя. Потому что богатые наши товары покупать, извините, не будут. Как сказал один наш крупный чиновник лет 15 назад: «Единственная вещь отечественного производства на мне, это трусы».

«СП»: — Нам по силам решить эту задачу в ближайшие шесть лет?

— Сдвинуть ситуацию за шесть лет можно. Разрешить ее полностью, наверное, нельзя. Потому что вы не запустите производство в таком объеме, чтобы у всех были высокооплачиваемые рабочие места.

Вот в прошлых майских указах 2012 года эта задача ставилась же: развивать производство для повышения уровня жизни. Подход был другой, но задача — та же.

Поэтому развивать нужно разные производства. В каком-то регионе, условно говоря, есть смысл развивать ткацкое производство. В каком-то — производство автомобилей. Это и есть стратегия пространственного развития. Программа такая существует. Но что из намеченного будет сделано — большой вопрос…

«СП»: — А в чем проблема?

— Главное, чтобы банки перестали быть в центре экономики. Если у нас единственный критерий экономики — количество денег, то производство в России никогда не будет развиваться. Потому что гораздо выгоднее брать деньги и вкладывать в американские банки — доходность будет небольшой, зато затраты — нулевые. А завод надо строить несколько лет. Потом еще несколько лет он будет окупаться.

Поэтому пока в России в основе социальной политики логика бухгалтерии — не будет у нас победы над бедностью.

По материалам портала «Свободная пресса»