Большая пресс-конференция Владимира Путина

21.12.2012
Раздел: Публикации

Пресс-конференция Путина продлилась пять часов вместо предполагаемых трех. Вопросы задавались самые различные – от общих до конкретных, региональных. И это естественно. Сам жанр пресс-конференции предполагает, что вопросы формулирует не президент, а сами журналисты. А журналистам разных изданий интересны разные вопросы.
Но все-таки стержень в пресс-конференции присутствовал. Таким стержнем был т.н. «закон Димы Яковлева». Этот вопрос задавали практически все представители центральных российских СМИ и иностранные журналисты. Путин в первый же раз четко ответил, что законопроект направлен не против американских усыновителей, а против неконструктивной позиции американских властей, не позволяющих нам контролировать наших детей в США. Но вопрос снова и снова задавался. И лишь к концу пресс-конференции стал ясен его смысл, когда представитель «Лос-Анджелес таймс» напрямую связал закон Димы Яковлева с делом Сергея Магнитского, заявив, что для Магнитского и для 1500 детей, усыновление которых было запрещено, «…наступил 37 год». Более того, российскую власть пусть и мягко, намеками, но все же обвинили в авторитаризме и застое. На что Владимир Путин ответил, что он понимает демократию «не как хаос, а как следование законам». Что же касается застоя, то он видит в России не застой, а стабильность, которая является необходимым условиям развития. Поэтому нет смысла говорить о приемнике. Приемника назовет народ.
Очевидно, что на этой пресс-конференции и западные, и российские либеральные СМИ пошли на президента в лобовую атаку. Это произошло впервые. Произошло это, на наш взгляд, по двум причинам. Во-первых, существует явный диссонанс между властью и либеральной общественностью, позицию которых выражает СМИ. Но поскольку борьбу политическими методами они проиграли, то ничего, кроме обвинений в стиле холодной войны у них в арсенале просто не осталось. Во-вторых, данная атака был некоторой формой самооправдания, мол, «мы не потому не смогли добиться результата, что несостоятельны, а потому, что власть диктаторская». Демонстрацией этой «плохой сущности власти и были посвящены либеральные вопросы. В эту же цель били нападки на судебную систему и Следственный комитет.
Путин демонстрировал дружелюбие и готовность слушать. С его точки зрения оппозиция нужна, при условии, что она будет не только критиковать, а предлагать решения. В качестве примера он привел Алексея Кудрина, советами которого пользуется до сих пор. (Правда, я думаю, что большая часть нашей оппозиции на конструктивную работу просто не способна).
Но большинство корреспондентов интересовали не политические баталии, а конкретные вопросы. Вопросы были очень разными, и описывать все ответы, наверное, не имеет смысла. Но остановимся на тех темах, которые показались нам наиболее интересными.

Их три.

Первая тема – это тема привлечения инвестиций. Президент говорил о важности этой работы для развития России, и отмечал тот огромный вклад, который внесло и правительство, и МЭР, и АСИ. Главным условиям для этой работы является та самая стабильность, которая некоторым кажется застоем, механизмы защиты собственности, а значит ясные, неизменные законы. А это и есть стабильность, без которой инвестиций не привлечешь. И поэтому важны и корпорации развития. И ещё раз он вернулся к теме инвестиций, отвечая на вопрос корреспондента агентства Синьхуа. Сегодня для России Китай является не меньшим, а, может быть, и большим источником инвестиций, чем Запад, и Запад должен помнить об этом.

Вторая важная для нас тема – это решение проблем Кавказа. Для нас очень важно, что Президент видит решение этих проблем не в силовой плоскости, а в улучшении социально-экономической ситуации на Кавказе. Внешнему наблюдателю эта истина может показаться банальной, но попытки решить все силовым путем делаются и теперь. И это очень хорошо, что мы будем относиться к Кавказу не как к полю боя, а как к российскому региону. Очень интересна идея не распространять огульно на кавказские республики с множественностью титульных наций выборность глав регионов, а присмотрится к дагестанскому опыту распределения постов между различными национальностями. Необходимо все взвесить, но мысль интересная.

И, наконец, третье – вслед за посланием Президент, отвечая на вопрос журналистки с Ямала, высказался за контроль над миграцией.

Если говорить о пресс-конференции в целом, то пред нами предстал зрелый государственный деятель, который знает, чего хочет, и знает, как этого достичь. А поэтому он не боится общения острых вопросов, в конечном счете, не боится оппозиции, только хочет, чтобы она была конструктивной, а не разрушительной. Он был настроен на диалог, и даже получал от него удовольствие.

На наш взгляд, мероприятие показало, что у оппозиции есть все возможности для сотрудничества с властью. Посмотрим, воспользуется ли она этими возможностями…